Проклятие гробницы фараона

Роберт Лоуренс Стайн

Проклятие гробницы фараона

Ужастики – 5

«Р.Л. Стайн «Проклятие гробницы фараона»»: ООО «Росмэн‑Издат»; М.; 1999

Перевод с британского И. Лебедевой

Оригинал: Robert Stine, “The Curse of the Mummy's Tomb”

Инструкция

Гейб заплутался в древнеегипетской пирамиде. Только-только его взбалмошная кузина Сари была прямо перед ним в туннеле. А на данный момент Проклятие гробницы фараона она пропала. Но Гейб не один. Тут есть кто-то ещё. Кто-то. Либо что-то. Гейб не верует в проклятие гробницы фараона. Но это не означает, что его не существует.

Роберт Лоуренс Стайн

Проклятие гробницы фараона

Я увидел пирамиду, и мне невыносимо захотелось пить.

Может быть, виной тому пустыня Проклятие гробницы фараона. Желтоватый раскаленный песок тянулся до горизонта. Даже небо над ним казалось пересохшим.

Я увидел пирамиду, и мне невыносимо захотелось пить.

Может быть, виной тому пустыня. Желтоватый раскаленный песок тянулся до горизонта. Даже небо над ним казалось пересохшим.

Я толкнул маму в бок:

— Мам, я желаю пить.

— Не на данный момент. — Поднеся Проклятие гробницы фараона руку ко лбу, чтоб заслонить глаза от броского солнца, она рассматривала гигантскую пирамиду.

Что означает «не сейчас»? Я умираю от жажды. На данный момент!

Кто-то задел меня сзади и извинился на незнакомом языке. Никогда бы не помыслил, что тут будет настолько не мало туристов. Подозреваю, половина Проклятие гробницы фараона обитателей земного шара решила в этом году провести рождественские каникулы в Египте.

— Мамуль… — начал я. Я и не задумывался хныкать, просто у меня очень пересохло в горле. — Я желаю пить.

— Мы не можем прямо на данный момент отыскать воду, — ответила она, не сводя глаз с старого сооружения.

— Перестань вести Проклятие гробницы фараона себя как четырёхлетний малыш. Для тебя уже двенадцать, помнишь?

— Двенадцатилетние тоже мучаются от жажды, — пробормотал я. — Меня тошнит от этого песка.

— Взгляни на пирамиду, — несколько раздражённо предложила мать. — Мы приехали сюда ради нее, а не ради того, чтоб пить.

— Но я задыхаюсь! — воскликнул я, хватая ртом воздух и держась за гортань.

Ну Проклятие гробницы фараона, отлично, по сути я не задыхался. Я малость преувеличил, просто чтоб привлечь ее внимание. Но мать только глубже натянула на лоб соломенную шляпку и продолжала наслаждаться пирамидой, которая переливалась в раскаленном воздухе.

Я решил переключиться на отца. Как обычно, он изучал путеводители, которые всюду таскает с собой. Мне кажется Проклятие гробницы фараона, он ещё никогда не посмотрел на пирамиду. Отец пропускает самое увлекательное, так как вечно утыкается носом в книгу.

— Папуль, мне очень охото пить. — Я гласил шепотом, как будто из последних сил — чтоб до него лучше дошло.

— Ты знаешь, какова площадь ее основания? — спросил он, ткнув в схему пирамиды в Проклятие гробницы фараона путеводителе.

— Я желаю пить, пап.

— Тринадцать акров, — возбужденно произнес он. — А из чего она изготовлена?

Мне хотелось сказать: «из бумаги».

Отец вечно инспектирует меня. Куда бы мы ни ехали, он задает миллионы вопросов вроде этого. Не думаю, чтоб я хоть раз ответил верно.

— Из какого-либо камня? — представил Проклятие гробницы фараона я.

— Точно. — Он улыбнулся мне и опять заглянул в книжку. — Пирамида построена из блоков известняка. Тут сказано, что некие из их весили до тыщи тонн.

— Ого! — удивился я. — Это даже больше, чем вы с мамулей вкупе взятые!

Отец оторвал взор от книжки и хмуро поглядел на меня Проклятие гробницы фараона.

— Не забавно, Гейб.

— Да это шуточка, — произнес я. Папа незначительно переживает из-за собственного веса, потому я пробую подкалывать его как можно почаще.

— Как, по-твоему, античные египтяне передвигали глыбы весом в тыщу тонн? — спросил он.

Означает, викторина еще не завершилась.

— На грузовиках? — представил я.

Отец рассмеялся.

— Грузовиках? Да они еще Проклятие гробницы фараона колесо не изобрели.

Прикрыв глаза рукою, я посмотрел на пирамиду. По сути это была немыслимая громадина — рисунки не давали даже слабенького представления о ее величине.

Я не мог для себя представить, как египтянам удавалось без колес тащить большие камешки по песку.

— Тогда не знаю, — признался я. — Но у Проклятие гробницы фараона меня пересохло в горле.

— Никто не знает, как они это делали, — произнес отец.

Означает, это был вопрос с подколом.

— Пап, мне необходимо чего-нибудть испить.

— Потерпи. — Прищурившись, он смерил взором пирамиду. — Появляется какое-то странноватое чувство, правда?

— У меня это чувство жажды, — твердо заявил я, надеясь, что папа наконец Проклятие гробницы фараона внемлет моим просьбам. Но он как будто не слышал меня.

— Умопомрачительно, ведь наши праотцы — твои и мои, Гейб, — могли гулять вокруг этих пирамид. Либо даже строили их. Просто мурашки по спине. А у тебя?

— Точно.

Отец прав. Это в неком роде побуждало. Дело в том, что мы египтяне. Все мои Проклятие гробницы фараона дедушки и бабушки приехали из Египта. Они переселились в Соединенные Штаты в 30-х годах, так что мои предки родились в Мичигане. Мы издавна стремились узреть страну наших протцов.

— Твой дядя Бен, может быть, на данный момент снутри этой пирамиды, — произнес отец, прикрывая рукою глаза от солнца.

Дядя Бен Проклятие гробницы фараона Хассад. Я чуток было не запамятовал о своём дяде — известном археологе. Фактически, из-за него-то мы и решили на каникулы отправиться в Египет. Не считая того, у родителей были какие-то дела в Каире, Александрии и других городках.

У моих родителей свое дело. Они продают холодильники. Как правило это скукотища Проклятие гробницы фараона смертная. Но время от времени они путешествуют по всяким расчудесным местам вроде Египта и берут меня с собой.

Я перевел взор на пирамиду и задумался.

Дядя Бен с ассистентами изучил пирамиды, пытаясь отыскать новые мумии. Его всегда восхищала родина наших протцов, и он уже много лет жил в Египте Проклятие гробницы фараона. Дядя Бен был спецом по пирамидам и мумиям. В один прекрасный момент я даже лицезрел его фотографию в журнальчике «Нэшинл джиографик».

— Когда мы увидимся с дядей Беном? — спросил я, хватая отца за рукав. Случаем я дернул очень очень, и все путеводители посыпались на землю. Я посодействовал их собрать.

— Не Проклятие гробницы фараона сейчас, — буркнул отец, скорчив недовольную гримасу. Папуля не любит наклоняться и подымать вещи с земли. Ему очень мешает животик. — Бен повстречается с нами в Каире через пару дней.

— Почему бы нам просто не пойти в пирамиду и не узнать, там он на данный момент либо нет Проклятие гробницы фараона? — нетерпеливо спросил я.

— Это запрещено, — ответил отец.

— Поглядите — верблюды! — Мать взяла меня за плечо и повернула на право.

И вправду, некие туристы прибыли сюда на верблюдах. Одно из животных все не могло откашляться. Подозреваю, верблюд тоже желал пить.

Наездники на верблюдах выглядели очень смущенными. Они очевидно не знали, что делать далее.

— Как Проклятие гробницы фараона спуститься с верблюда? — спросил я у отца.

Но он не удостоил меня ответа, увлеченный разглядыванием верхушки пирамиды.

— Ты лицезрел верблюдов? — вдруг встрепенулась мать.

— Я же не слепой, — недовольно буркнул я.

От сухости во рту у меня всегда портится

настроение. Эка невидаль — верблюды! Ну и что из того, что они такие Проклятие гробницы фараона большие, зато от их пахнет, как от моих носков после физкультуры.

— Что с тобой? — спросила мать, обмахиваясь соломенной шляпкой.

— Неуж-то не ясно? — Я совсем не желал гласить так зло. — Я желаю пить.

— Гейб, закончи. — Она поглядела на отца, потом перевела взор на пирамиду.

— Папа, а дядя Бен может Проклятие гробницы фараона провести нас вовнутрь? — спросил я нетерпеливо. — Вот было бы классно.

— Не думаю. — Отец засунул путеводители под мышку, чтоб можно было без помех поднести к очам бинокль. — Сомневаюсь, Гейб. Мне кажется, это запрещено.

Я не мог скрыть расстройства. Я грезил просочиться в пирамиду, чтоб находить мумии и сокровища Проклятие гробницы фараона. Представлял, как буду биться с старыми египтянами, ожидавшими, чтоб защитить свои священные могилы, и еле унесу ноги после одичавшей погони, прямо как Индиана Джонс.

— Боюсь, для тебя придется услаждаться видом пирамиды снаружи, — добавил отец, пялясь на желтоватый песок и пытаясь лучше навести бинокль.

— Я уже насладился, — хмуро произнес Проклятие гробницы фараона я. — Можно мне сейчас попить?

Мне и в голову не могло придти, что через некоторое количество дней предки уедут, а я окажусь в пирамиде, перед которой мы на данный момент стояли. И попадусь в ловушку, буду заперт снутри — и, может быть, навечно.

Мы возвратились из Гизы в Каир в забавном небольшом Проклятие гробницы фараона автомобиле, который папа взял напрокат в аэропорту. Ехать было неподалеку, но мне дорога показалась нескончаемой. Машина была чуток больше игрушечного автомобиля, и на каждой выбоине я ударялся головой о потолок.

У меня была с собой электрическая игра, но мать отдала приказ убрать ее, чтоб я мог наслаждаться Нилом. Дорога Проклятие гробницы фараона шла повдоль берега. Река была очень широкой и темно-коричневой.

— Представляешь, ты единственный из собственного класса в эти рождественские каникулы видишь Нил! — экзальтированно произнесла мать. Порывы ветра выдували ее волосы за открытое окно автомобиля.

— А на данный момент я могу поиграть? — спросил я.

Река она и есть река, чего Проклятие гробницы фараона в ней особого?

Через час, либо около того, мы уже въезжали

в Каир с его узенькими, переполненными людьми улицами. Отец по ошибке завез нас на некий рынок, и мы практически полчаса проторчали в тесноватом переулке за стадом коз.

Я так и не попил, пока мы не возвратились в гостиницу, а Проклятие гробницы фараона к тому времени мой язык распух, как сосиска, и свисал до пола, как у Элвиса.

Это наш кокер-спаниель, который остался дома.

Я могу сказать одну неплохую вещь о Египте. Кока-кола тут такая же смачная, как и дома. К тому же здесь дают много льда, который я люблю Проклятие гробницы фараона грызть.

В гостинице у нас был номер с 2-мя спальнями и некоторым подобием гостиной. Если выглянуть из окна, то можно узреть напротив остекленный небоскреб, как и в любом другом городке.

В гостиной стоял телик, но там все гласили по-арабски. Ну и вообщем программка была достаточно скучноватой — в Проклятие гробницы фараона главном анонсы. Единственным каналом на британском языке был Си-эн-эн. Но это ведь тоже анонсы.

Мы как раздумали, куда пойти поужинать, когда зазвонил телефон. Отец ушел в спальню. Через пару минут он позвал маму, и я услышал, как они что-то оживленно дискуссируют.

Они гласили очень тихо, и я Проклятие гробницы фараона додумался, что речь обо мне и предки не желают, чтоб я слышал.

Как обычно, я оказался прав.

Через пару минут предки вышли из спальни.

Вид у их был встревоженный, и я поразмыслил, что звонила бабушка и произнесла, что с Элвисом случилось что-то нехорошее.

— В чем дело? — спросил Проклятие гробницы фараона я. — Кто звонил?

— Мы с отцом должны ехать в Александрию.

Прямо на данный момент, — сказала мать, присаживаясь около меня на кушетку.

— В Александрию? — Мы не планировали ехать туда до конца недели.

— Дела, — растолковал папа. — Очень принципиальный клиент решил повстречаться с нами завтра днем.

— Мы должны успеть на самолет Проклятие гробницы фараона, который вылетает через час, — добавила мать.

— Но я не желаю! — Я даже спрыгнул с кушетки. — Я желаю остаться в Каире и повидаться с дядей Беном. Желаю сходить с ним к пирамидам. Вы же обещали!

Мы мало поспорили. Предки пробовали уверить меня, что и в Александрии есть на что поглядеть Проклятие гробницы фараона, но я стоял на собственном.

В конце концов маму озарило. Она ушла в спальню, и я услышал, как она говорит с кем-то по телефону. Через пару минут она возвратилась, улыбаясь.

— Я разговаривала с дядей Беном, — объявила она.

— Ого! У их в пирамидах есть телефон? — спросил я.

— Нет, он гласил со Проклятие гробницы фараона мной из дома в Гизе, — произнесла мать. — Обещал приехать и позаботиться о для тебя, пока мы будем в Александрии.

Это звучало многообещающе. Дядя Бен — один самых потрясённых юношей, которых я знаю. Время от времени мне даже не верится, что он мамин брат.

— Решай, Гейб, — произнесла мать, посматривая Проклятие гробницы фараона на отца. — Ты можешь поехать с нами либо остаться с Беном.

Чего здесь выбирать!

Я не затратил на обдумывание больше сотой толики секунды.

— Я остаюсь с дядей Беном.

— Есть, правда, одно событие, — произнесла мать, почему-либо улыбаясь. — Может быть, из-за него ты передумаешь.

— Что бы это ни было, — настаивал я Проклятие гробницы фараона, — все равно останусь с дядей Беном.

— У Сари тоже рождественские каникулы, — произнесла мать, — и она на данный момент живет с папой.

— Ой-ой-ой! — застонал я и, повалившись на кушетку, принялся лупить по подушкам кулаками.

Сари — жутко представлял и свора дочь дяди Бена. Моя единственная кузина. Ей Проклятие гробницы фараона тоже двенадцать лет, но она считает себя очень крутой. Пока ее отец работает в Египте, Сари обучается в школе-интернате в США. Она очень хорошая и знает это. И очень умная. А последний раз, когда мы виделись, она была на дюйм выше меня.

Это было на прошедшее Рождество, как Проклятие гробницы фараона мне кажется. Сари здорово задирала нос, так как могла дойти до последнего уровня игры «Братья Марио». Но это было несправедливо, так как мне просто не хватало тренировки.

Я думаю, больше всего Сари любит меня за то, что я проигрываю ей во всех играх и многом другом. Ее хлебом не корми, дай только Проклятие гробницы фараона посоревноваться. Она должна быть самой наилучшей во всем. Если начинается эпидемия гриппа, Сари просто должна быть первой, кто им захворает!

— Закончи лупить кушетку, — произнесла мать. Она взяла меня за руку и принудила встать.

— Значит ли это, что ты передумал и едешь с нами? — спросил папа.

Я незначительно поколебался.

— Нет Проклятие гробницы фараона, я останусь с дядей Беном, — решил я в конце концов.

— И не станешь биться с Сари? — поинтересовалась мать.

— Это она борется со мной! — возмутился я.

— Мы с матерью должны спешить, — произнес папа.

Предки ушли в спальню, чтоб собрать вещи. Я включил телик и поглядел какое-то Проклятие гробницы фараона шоу на арабском. Участники сильно много смеялись, но я не мог осознать почему. Мне удалось выучить по-арабски только пару слов.

Скоро папа и мать вышли, таща за собой чемоданы.

— Похоже, мы никогда не доберемся до аэропорта, — ворчал папа.

— Я побеседовала с Беном. — Мать встопорщила мне волосы. — Он приедет сюда через час Проклятие гробницы фараона-полтора. Ты не против побыть в одиночестве всего один час?

— Э?

Не очень понятный ответ, нужно признать. Но вопрос застал меня врасплох.

Мне и в голову не приходило, что предки могут бросить меня 1-го в чужом городке, где я даже не знаю языка.

— Без заморочек, — поторопился заверить я. — Со Проклятие гробницы фараона мной ничего не случится. До его приезда я просто буду глядеть телек.

— Бен уже выехал, — сказала мать. — Они с Сари будут тут с минутки на минутку. Я позвонила управляющему отеля. Он попросит служащих заглядывать к для тебя временами.

— Где же коридорный? — Отец нервно измерял шагами комнату. — Я позвонил вниз Проклятие гробницы фараона 10 минут вспять.

— Сиди тут и ожидай Бена, отлично? — Мать перегнулась через кушетку и дернула меня за ухо. Ей почему-либо кажется, что мне это нравится. — Никуда не выходи. Просто ожидай. — Она наклонилась и поцеловала меня в лоб.

— Никуда не уйду, — пообещал я. — Останусь прямо тут, на кушетке Проклятие гробницы фараона, даже в ванну либо туалет не пойду.

— Ты можешь хоть время от времени гласить серьёзно? — спросила мать, покачивая головой.

Раздался звучный стук в дверь. За багажом прибыл коридорный — сгорбленный старик, который, судя по виду, и подушку поднимает с трудом.

Выглядевшие очень встревоженными предки обняли меня, надавали последних советов и Проклятие гробницы фараона снова отдали приказ не выходить из комнаты. Дверь за ними закрылась, и в один момент стало тихо.

Очень-очень тихо.

Я включил телек, просто чтоб повредить наизловещую тишину. Веселительная передача уже завершилась, и на данный момент мужик в белоснежном костюмчике читал анонсы на арабском.

— Мне не жутко, — произнес Проклятие гробницы фараона я вслух. Но у меня все таки перехватило гортань.

Я подошел к окну и выглянул на улицу. Солнце практически зашло. Тень от небоскреба падала прямо на нашу гостиницу.

Я взял стакан с кока-колой и отпил глоток. Напиток показался жидким и безвкусным. У меня заурчало в желудке. В один момент я Проклятие гробницы фараона сообразил, что голоден.

«Служба доставки в номер!» — вспомнил я.

Но здесь же передумал. Что, если я позвоню, а они молвят только по-арабски?

Я поглядел на часы. 20 минут восьмого. Мне хотелось, чтоб дядя Бен уже приехал.

Жутко не было, просто мне не терпелось его узреть.

Ну, хорошо Проклятие гробницы фараона, может быть, я малость нервничал.

Я походил взад-вперед. Попробовал поиграть в тетрис, ноне мог сконцентрироваться, к тому же в комнате становилось мрачно.

«Сари, вероятнее всего, фаворит по тетрису, — с горечью пошевелил мозгами я. — Ну где же они? Почему так длительно?»

Меня начали терзать пугающие мысли: что, если они не Проклятие гробницы фараона могут отыскать гостиницу? А если все они спутали и поехали в другой отель? А может быть, они попали в ужасную катастрофу и погибли? И сейчас я останусь один в Каире?

Знаю, знаю, это глуповатые мысли. Но как раз такие, что посещают человека, когда он остаётся один в чужом месте Проклятие гробницы фараона и ожидает, пока к нему кто-то придет.

Я вынул из кармашка джинсов руку мумии.

Маленькая такая рука, закрученая в узкую коричневую ткань. Я купил ее на акции распродажи пару лет вспять и всегда ношу с собой на счастье.

Парнишка, который продал мне эту штуку, называл ее «Вызыватель». Он произнес Проклятие гробницы фараона, что с ее помощью можно вызвать злых духов. Мне было все равно. Я просто поразмыслил, что это хорошая сделка и всего за два бакса! Что за волшебные вещи можно отыскать на распродажах. И может быть, она даже реальная!

Я перекидывал ее с руки на руку, пока шагал по Проклятие гробницы фараона комнате. Телек начал меня раздражать, и я выключил его.

И здесь же меня обступила тишь.

Я похлопал рукою мумии по ладошки и продолжил слоняться по комнате.

Ну где же они? Пора бы уже им приехать.

Я начал мыслить, что ошибся. Может, стоило все таки поехать в Александрию с родителями Проклятие гробницы фараона?

В один момент за дверцей раздались чьи-то шаги.

Они?

Я тормознул в центре гостиной и прислушался. Свет в прихожей был очень мерклым, но я увидел, как поворачивается ручка двери.

«Странно, — помыслил я. — Дядя Бен поначалу бы постучал — ведь так?»

Дверная ручка оборотилась. Дверь со скрипом приоткрылась.

— Эй Проклятие гробницы фараона, — окрикнул я, но слова застыли у меня на губках.

Дверь раскрывалась все обширнее, а я стоял, оцепенев, среди комнаты, не способен произнести ни слова.

В дверцах появилась высочайшая фигура, сокрытая густой тенью.

Я вскрикнул, когда вторженец шагнул в комнату. Даже в призрачном свете я сумел рассмотреть его.

Мумия!

Через дыры в старенькых Проклятие гробницы фараона, толстых бинтах на меня уставились круглые пустые глазницы.

Оттолкнувшись от стенки, мумия неуклюже заковыляла по гостиной, расставив руки, как будто собиралась изловить меня.

Я открыл рот, чтоб закричать, но не сумел произнести ни звука.

Я отступил на шаг. Позже еще на один. Не сознавая, что делаю, я поднял ввысь Проклятие гробницы фараона небольшую руку мумии, как будто собирался отогнать ею вторженца. Мумия приблизилась, и я вгляделся в ее запавшие черные глаза. И вызнал их.

— Дядя Бен! — заорал я.

В ярости я кинул в него руку мумии. Она ударилась о его забинтованную грудь и отскочила.

Дядя Бен покатился от хохота Проклятие гробницы фараона.

Здесь я увидел и Сари, которая просунула голову в дверной просвет. Она тоже смеялась.

Они считали, что это забавно. А мое сердечко готово было выскочить из груди.

— Не забавно! — яростно заорал я, сжимая руки в кулаки. Чтоб успокоиться, я глубоко вздохнул.

— Я же гласила, он ужаснется. — Сари вошла в комнату Проклятие гробницы фараона. На ее лице застыла надменная ухмылка.

Дядя Бен продолжал хохотать, по его забинтованному лицу аж потекли слезы. Он был огромным, высочайшим и плотным, и от его хохота тряслись стенки.

— Ты же не ужаснулся, Гейб? Правда?

— Я додумался, что это ты. — Мое сердечко хаотично колотилось, как будто было Проклятие гробницы фараона заводной игрушкой, у которой кто-то перекрутил пружину. — Я сходу вызнал тебя.

— Но смотрелся ты испуганным, — усмехнулась Сари.

— Просто желал вам подыграть, — ответил я, гадая, был ли со стороны приметен мой ужас.

— Было надо созидать выражение твоего лица! — воскрикнул дядя Бен и залился хохотом.

— Я просила папу этого не делать, — произнесла Проклятие гробницы фараона Сари, опускаясь на кушетку. — Умопомрачительно, как служащие гостиницы впустили его в таком виде.

Дядя Бен наклонился и подобрал с пола руку мумии.

— Ты ведь уже привык к моим шуточкам, правда, Гейб?

— Да, — ответил я, пряча глаза.

Всекрете я обозвал себя за то, что поддался на этот глуповатый маскарад Проклятие гробницы фараона. Я вечно попадаюсь на его шуточки. А здесь еще Сари, которая ухмылялась мне с кушетки, так как знала, что я чуть ли не растерял сознание от испуга.

Дядя Бен стянул повязку с лица. Он подошёл ко мне и дал руку мумии.

— Где ты это взял?

— На акции распродажи, — произнес я Проклятие гробницы фараона.

Я желал спросить, реальная ли она, но он не отдал мне и рта раскрыть, заключив в медвежьи объятия. Марлевые повязки показались мне очень шершавыми.

— Я так рад созидать тебя, Гейб, — тихо произнес он. — Ты очень растянулся.

— Практически с меня ростом, — влезла Сари.

Дядя Бен махнул ей рукою.

— Встань и Проклятие гробницы фараона помоги мне снять эти тряпки.

— А мне ты нравишься в таком наряде, — хихикнула Сари.

— Иди сюда, — настаивал дядя Бен.

Сари со вздохом поднялась и перекинула на спину прямые темные волосы. Она подошла к папе и принялась разматывать повязки.

— Я мало увлекся игрой в мумию, — признался дядя Бен. Он положил Проклятие гробницы фараона руку мне на плечо. — А все поэтому, что я сейчас целыми деньками пропадаю в пирамиде.

— А что там такое? — живо поинтересовался я.

— Папа нашел новейшую погребальную камеру, — вмешалась Сари, до того как ее отец успел рот открыть. — Он изучит те части пирамиды, куда никто не заглядывал все эти тыщи лет Проклятие гробницы фараона.

— Правда? — воскликнул я. — Здорово!

Дядя Бен прищелкнул языком.

— Погоди, сам все узреешь.

— Увижу? — Я не совершенно сообразил, что он имел в виду. — Ты хочешь сказать, что возьмешь меня с собой в пирамиду?

Похоже, я даже взвизгнул от радости. Но мне было плевать. Я не веровал собственному счастью! Я Проклятие гробницы фараона попаду вовнутрь пирамиды, в ту ее часть, которую открыли только на данный момент.

— У меня нет выбора, — сухо произнес дядя Бен. — Чем еще я могу вас обоих занять?

— А там есть мумии? — спросил я. — Мы увидим реальных мумий?

— Ты только-только лицезрел одну. Успел заскучать? — Это, по воззрению Проклятие гробницы фараона Сари, была шуточка.

Я проигнорировал ее.

— А там снутри есть сокровища, дядя Бен? А картинки на стенках?

— Побеседуем об этом за обедом, — произнес он, снимая последний слой бинтов. Под всей этой марлей на нем были клетчатая тенниска и мешковатые брезентовые штаны. — Пошли. Я умираю от голода.

— Бежим наперегонки Проклятие гробницы фараона, — предложила Сари и, оттолкнув меня в сторону, вылетела из комнаты.

Мы поели в гостиничном ресторане. Там были пальмы, нарисованные на стенках, и мелкие пальмы в огромных кадках на полу. Под древесным потолком медлительно вертелись большие вентиляторы.

Нас усадили в отдельный кабинет: я и Сари напротив дяди Бена. Нам подали длинноватое меню, напечатанное Проклятие гробницы фараона на британском и арабском.

— Только послушай, Гейб, — с удовлетворенной улыбкой произнесла Сари. Она начала вслух читать по-арабски.

Ну и представляла!

Одетый в белоснежное официант принес плетенку с лепешками и тарелку с зеленоватой подливой, куда полагалось макать хлеб. Я заказал большой сандвич и жареную картошку, а Проклятие гробницы фараона Сари — гамбургер.

За обедом дядя Бен поведал нам, что конкретно он отыскал в пирамиде.

— Как вы, может быть, понимаете, — начал он, стряхивая с себя крошки хлеба, — эта пирамида была построена около 2-ух с половиной тыщ лет до нашей эпохи, во время правления фараона Хеопса.

— Только благодаря имени он и запомнился, — фыркнула Сари Проклятие гробницы фараона. Еще одна неловкая шуточка.

Ее отец хихикнул, а я скорчил ей гримасу.

— Это было самое огромное сооружение собственного времени, — произнес дядя Бен. — Вы понимаете, какую площадь занимает ее основание?

Сари негативно покачала головой.

— Какую? — спросила она с набитым ртом.

— А я знаю, — выпалил я, усмехаясь. — Тринадцать акров.

— Верно Проклятие гробницы фараона! — воскрикнул дядя Бен, поражённый моей эрудицией.

Сари метнула на меня ошеломленный взор.

«Один—ноль в мою пользу, — удовлетворённо помыслил я и показал ей язык. — И один-ноль в пользу путеводителя отца».

— Пирамида была построена как усыпальница, — продолжил дядя Бен уже серьезней. — Фараон отдал приказ сделать ее большой, чтоб лучше упрятать Проклятие гробницы фараона погребальную камеру. Египтяне очень страшились грабителей, разорявших могилы. Они знали, что воры попробуют просочиться вовнутрь и забрать все драгоценные камешки и сокровища, которые были захоронены рядом с их обладателем. Потому они соорудили снутри огромное количество коридоров и комнат — типичный лабиринт, который был должен помешать похитителям отыскать реальную погребальную камеру Проклятие гробницы фараона.

— Передай мне кетчуп, пожалуйста, — перебила его Сари.

Я передал ей кетчуп.

— Сари уже слышала мой рассказ, — произнес дядя Бен, макая хлеб вслепую подливу на тарелке. — Археологи задумывались, что изучили уже все туннели и камеры снутри пирамиды. Но некоторое количество дней вспять мы с моими рабочими нашли туннель, которого Проклятие гробницы фараона нет ни на одной карте. По всей видимости, это некий еще не изученный туннель. Полагаю, он приведет нас к истинной погребальной камере самого Хеопса!

— Великолепно! — заорал я. — И мы с Сари будем там, когда ты ее отыщешь?

Дядя Бен засмеялся.

— Не знаю, Гейб. Могут потребоваться годы тщательного Проклятие гробницы фараона труда, чтоб приблизиться к цели. Но завтра я возьму вас с собой в этот туннель. Тогда ты сможешь поведать своим друзьям, что был снутри старой пирамиды Хеопса.

— А я там уже была, — увидела Сари. Она поглядела на меня. — В ней очень мрачно. Ты можешь ужаснуться.

— Вроде бы не так! — сделал возражение Проклятие гробницы фараона я. — Ни за что!

Мы провели ночь в гостиничном номере моих родителей. Уснул я не сходу. Думаю, я был очень взбудоражен возможностью попасть в пирамиду. Мне представлялось, как мы обнаруживаем мумии и большие сундуки старых сокровищ.

Дядя Бен разбудил нас очень рано, и мы поехали к пирамиде. Воздух был уже Проклятие гробницы фараона теплым и густым. Солнце висело над пустыней, как оранжевый шар.

— Вот она! — объявила Сари, указывая в окно машины.

И я увидел, как из песка, как будто мираж, встает пирамида.

Дядя Бен показал особый пропуск сторожу в голубом мундире, и мы свернули на неширокую дорогу, проложенную по песку Проклятие гробницы фараона около пирамиды. Мы припарковались рядом с другими автомобилями и фургонами в голубовато-серой тени большого сооружения.

Когда я вышел из машины, у меня в груди все звенело от экстаза. Я уставился на большие, изъеденные временем камешки.

«Ей больше 4 тыщ лет, — поразмыслил я. — На данный момент я окажусь там, где скрыта Проклятие гробницы фараона четырёхлетняя потаенна!»

— У тебя кроссовка развязалась, — произнесла Сари, указывая на нее пальцем.

Умеет же она возвратить человека с небес на землю!

Я присел на корточки, чтоб завязать шнурки. По некий неизвестной причине левый башмак у меня всегда развязывается — даже если там двойной узел.

— Рабочие уже снутри, — произнес нам дядя Бен Проклятие гробницы фараона. — А сейчас держитесь ближе друг к другу, отлично? Не отходите от меня. Туннели похожи на лабиринт, в их совсем не сложно потеряться.

— Без заморочек. — По-моему дрожащему голосу несложно было додуматься, как я взволнован.

— Не волнуйся, я прослежу за Гейбом, — произнесла Сари.

Эта девчонка всего на два Проклятие гробницы фараона месяца старше меня. Почему она ведет себя так, как будто она моя няня?

Дядя Бен отдал нам фонарики.

— Положите их в кармашек, — проинструктировал он. Потом поглядел на меня. — Ты, случаем, не веришь в античные египетские проклятия?

Я не знал, что сказать, потому просто покачал головой.

— Отлично, — произнес дядя Бен Проклятие гробницы фараона, улыбаясь. — Так как один из рабочих убеждает, что, проникнув в этот туннель, мы нарушили древний закон и сейчас на нас обвалится какое-то древнее проклятие.

— Мы не боимся, — заявила Сари, легонько подталкивая его ко входу. — Пошли.

Секунду спустя мы шагнули в вырезанное в камне малюсенькое квадратное отверстие. Низковато наклонившись, я шел Проклятие гробницы фараона за дядей Беном и Сари по узенькому коридору, который, казалось, равномерно уходит вниз.

Дядя Бен вел нас, освещая дорогу броской галогеновой лампой. Пол туннеля был мягеньким и песочным, а воздух — холодным и сырым.

— Стенки каменные. — Дядя Бен, остановившись, провел рукою по низкому потолку. — Все коридоры прорублены в известняке Проклятие гробницы фараона.

В один момент похолодало. В воздухе еще сильней чувствовалась сырость, и я только сейчас сообразил, почему дядя Бен принудил нас надеть свитера.

— Если для тебя жутко, мы можем возвратиться, — прошептала Сари.

— Я в полном порядке, — отрезал я.

Туннель завершился тупиком. Впереди возвышалась бледно-желтая стенка. Фонарь дяди Бена Проклятие гробницы фараона высветил малеханькое отверстие в полу.

— Нам вниз, — произнес дядя Бен и, кряхтя, погрузился на колени. Он оборотился ко мне. — К обнаруженному нами новенькому коридору прямого прохода нет. Мои рабочие подвесили здесь веревочную лестницу. Двигайся медлительно и осторожно, и все будет отлично.

— Хорошо, — произнес я. Но мой глас вероломно дрогнул Проклятие гробницы фараона.

— Не смотри вниз, — предупредила Сари. — От этого у тебя закружится голова, и ты упадёшь.

— Спасибо за совет. — Я стремительно прошел вперед и объявил, что спущусь первым. Я уже утомился от ее высокомерия и решил показать, кто тут храбрый, а кто нет.

— Нет, первым пойду я, — сделал возражение дядя Бен Проклятие гробницы фараона, поднимая руку, чтоб приостановить меня. — Я буду освещать лестницу и помогу для тебя.

Дядя Бен начал спускаться по веревочной лестнице. Он был таким огромным, что еле-еле протиснулся через маленькое отверстие.

Мы с Сари, наклонившись, вглядывались в черный провал. Веревочная лестница оказалась не очень устойчивой и здорово раскачивалась, пока дядя Проклятие гробницы фараона Бен медлительно спускался вниз.

— Как далековато! — тихо присвистнул я.

Сари промолчала. В полутьме я лицезрел ее

встревоженное лицо. Всегда, пока ее отец не ступил на жесткий пол, она кусала нижнюю губу.

Сари тоже нервничала.

Это подбодрило меня.

— Я спустился! Ты последующий, Гейб! — проорал снизу дядя Бен.

Я оборотился Проклятие гробницы фараона и, держась за край пролаза, нащупал ногой первую перекладину веревочной лестницы. Позже ухмыльнулся Сари.

— До встречи.

Руки скользнули по боковым веревкам лестницы, и я вскрикнул от боли.

Веревка оказалась грубой и шершавой. Я обрезался!

И в тот же миг отдернул руки.

Утратив равновесие, я пошатнулся и чуток было не полетел вниз Проклятие гробницы фараона.

Чьи-то руки вцепились мне в запястье.

— Держись! — заорала Сари.

В последующее мгновение я уже опять схватился за лестницу.

— Ой, ой! — всхлипнул я. Ноги подкашивались от пережитого ужаса. Из последних сил я цеплялся за веревки, ждя, пока сердечко мало успокоится. Я закрыл глаза и застыл, сжимая веревку так очень Проклятие гробницы фараона, что захворали руки.

— Я выручила для тебя жизнь! — кликнула мне Сари. Она наклонилась над пролазом, и ее лицо оказалось в нескольких сантиметрах от моего.

Я открыл глаза и поглядел на нее.

— Спасибо, — с благодарностью произнес я.

— Не за что, — ответила она и расхохоталась, как я подозреваю, от облегчения Проклятие гробницы фараона.

«Ну почему не мне пришлось выручать ее жизнь? — яростно спросил я себя. — Почему я никогда не могу показать, на что способен?»

— Что случилось, Гейб? — окрикнул снизу дядя Бен. Его маленький глас отдавался звучным эхом в маленьком помещении. Широкий круг света от его фонаря плясал по известковым стенкам.

— Обрезал Проклятие гробницы фараона руки веревкой, — растолковал я. — Не задумывался, что…

— Не спеши, — терпеливо произнес он. — Осторожно ступай на перекладины.

— Отлично, отлично, — произнес я, совсем приходя в себя.

Я глубоко вздохнул и задержал дыхание. Позже медлительно начал спускаться подлинной веревочной лестнице.

Достаточно скоро мы все стояли на полу туннеля и, держа в руках фонари, рассматривали отбрасываемые Проклятие гробницы фараона ими круги света.

— Сюда. — Дядя Бен повел нас вправо. Он шел не торопясь, пригнувшись, потому что потолок оказался очень низким.

Под нашими кроссовками хрустел песок. Я увидел, как вправо отходит новый туннель, а позже очередной — влево.

— Мы дышим воздухом, которому четыре тыщи лет, — произнес дядя Бен, держа фонарь впереди Проклятие гробницы фараона себя.

— И запах соответственный, — шепнул я Сари. Она рассмеялась.

В воздухе вправду пахло древностью. Он был некий тяжкий. Как на чердаке.

Коридор вильнул вправо и стал малость обширнее.

— Мы спускаемся все поглубже, — объяснил дядя Бен. — Чувствуете, что идете под гору?

Мы с Сари поддакнули.

— Вчера мы исследовали один из Проклятие гробницы фараона боковых туннелей, — произнесла мне Сари. — И нашли маленькую комнату с саркофагом. Прекрасным и в превосходном состоянии.

— А мумия там была? — Я погибал от желания узреть мумию. В музее нашего городка хранилась только одна, ну и ту я уже знал до мелких деталей.

— Нет, он был пустым, — произнесла Проклятие гробницы фараона Сари.

— Почему у мумии не бывает хобби? — спросил дядя Бен, в один момент остановившись.

— Не знаю, — растерялся я.

— Она очень глубоко погружена в собственный мир! — воскрикнул дядя Бен и рассмеялся над собственной шуточкой. Мыс Сари выжали жиденькие ухмылки.

— Только не поощряй его, — произнесла Сари звучно, чтоб услышал дядя Бен. — Папа знает Проклятие гробницы фараона миллион анекдотов про мумий, и они все такие же скучноватые.

— Секунду. — Я наклонился, чтоб завязать шнурок, который снова развязался.

Туннель изгибался, потом разветвлялся на два рукава. Дядя Бен свернул в левый коридор, который был таким узеньким, что нам приходилось протискиваться через него бочком и наклонив головы. Этот туннель Проклятие гробницы фараона привел нас к большой комнате с высочайшим потолком.

Я выпрямился и потянулся. Как приятно, когда не нужно сгибаться в три смерти. Я осмотрелся.

У далекой стенки несколько человек вели раскопки. Над ними, на стенке, висели калоритные прожектора, от которых тянулись провода к портативному генератору.

Дядя Бен подвел Проклятие гробницы фараона нас к своим ассистентам и представил. Их было четыре — двое парней и две дамы.

Очередной стоял мало в стороне, держа в руках папку. Это был египтянин, одетый во все белоснежное, если не считать красноватого шейного платка. Его прямые темные волосы были завязаны сзади в конский хвост. Он уставился на нас с Сари Проклятие гробницы фараона, но не двинулся с места. Казалось, он нас пристально изучает.

— Ахмед, ты вчера уже познакомился с моей дочерью. А это Гейб, мой племянник, — кликнул ему дядя Бен.

Ахмед молчком, без ухмылки кивнул.

— Ахмед из института, — растолковал мне дядя Бен тихим голосом. — Он попросил разрешения находиться при Проклятие гробницы фараона раскопках, и я согласился. Он человек размеренный, если не заводить разговор о старых проклятиях. Это он предупредил меня, что мы в смертельной угрозы.

Ахмед снова молчком кивнул и уставился на меня.

«Странный парень», — пошевелил мозгами я.

И любопытно, что он произнесет о старых проклятиях? Я обожаю подобные истории.

Дядя Бен Проклятие гробницы фараона оборотился к остальным.

— Ну, какие сейчас успехи? — спросил он.

— Кажется, мы подобрались очень близко, — ответил ему юный рыжеволосый мужик в выцветших джинсах и голубой джинсовой рубахе. А позже добавил: — У меня предчувствие.

Дядя Бен нахмурился.

— Спасибо, Квазимодо.

Рабочие засмеялись. Я додумался, что им нравятся шуточки дяди Бена.

— Квазимодо Проклятие гробницы фараона — это горбун из романа «Собор Парижской Богоматери» Виктора Гюго, — сочла своим долгом разъяснить мне Сари.

— Знаю, знаю, — раздраженно буркнул я.

— Не исключено, что мы движемся в обратном направлении, — произнес дядя Бен, почесывая плешину на затылке. — Подходящий нам проход может быть вот тут. — Он указал на стенку справа.

— Нет, думаю, цель близка, Бен Проклятие гробницы фараона, — сделала возражение юная дама с испачканным пылью лицом. — Иди сюда. Я желаю для тебя кое-что показать.

Она подвела его к большой куче камешков. Дядя Бен направил туда фонарь, а позже наклонился поближе, чтоб разглядеть то, что она ему указывает.

— Очень любопытно, Кристи. — Дядя Бен потер подбородок и здесь Проклятие гробницы фараона же пустился в длинный спор.

Через некое время в помещение вошли еще трое рабочих.

Они несли лопаты и кирки, а одни из их — некий электрический прибор в плоском железном футляре. Он смотрелся точно так же как ноутбук.

Я желал спросить дядю Бена, что это тако


prolog-ona-prishla-tancevat-11-glava.html
prolog-padaj-kak-dozhd-3-glava.html
prolog-poisk-innovacionnogo-podhoda-k-obucheniyu-prolog-12-poisk-innovacionnogo-podhoda-k-obucheniyu-12.html