Пролог. Костёр

Палладиум.


Миша Косов


Пролог. Костёр.

Грубая верёвка петлёй стянула запястья, 2-ая петля обернулась вокруг ног, прикрутив их к столбу. Седовласый монах с глубокими морщинами на лице стоял у столба, понуро склонив голову. На Пролог. Костёр уровне мыслей перекрестившись, он с сожалением окинул взором площадь. Ему не приходило в голову осуждать собравшихся людей, так как он знал, что они пребывают во тьме. Бедолаги возлагали надежды, что ожесточенное зрелище скрасит Пролог. Костёр их монотонную и тяжёлую жизнь. Тимофей не держал на их зла, ведь ради таких угнетённых чужой жадностью людей он всю свою жизнь старался пробудить глас совести в земных властителях. И всё же ему Пролог. Костёр так и не удалось предупредить жестокую игру, которая истощит силы многих поколений в глупом противоборстве. Две тёмные силы, сокрытые за кулисами людской истории, готовили новый спектакль под старенькым заглавием "Борьба Пролог. Костёр за мировое господство". Пройдут века и искры обоюдной ненависти, посеянные в четырнадцатом веке, обернуться пожаром неслыханных глобальных войн. Древнее противоборство халдейско-египетской и латино-греческой эпох, выразившееся сначала четырнадцатого века в противоборстве папства и Пролог. Костёр тамплиеров, привело к разгрому храмовников и уходу их последователей в тень. С ликвидированием тамплиеров мусульманам был открыт путь в Европу. Турки османы набирали силу, и разобщение сил Европы угрожало неслыханными бедствиями Пролог. Костёр. Глаза монаха пробовали отыскать короля, жадность которого привела к нарушению равновесия сил в Европе.

Разговор с Филиппом Прекрасным был ещё живой в памяти Тимофея. После погибели супруги королём завладела жадность, и Пролог. Костёр он стал полностью глух к голосу совести. Францисканский монах пробовал спасти душу короля от дьявольской тьмы, предупреждал, что жадность сделает из величавого монарха злого горбатого лилипута. Много часов провёл он, убеждая Филиппа направить собственный взгляд Пролог. Костёр на обычных людей, приблизить тех слуг, которые на самом деле обосновали своё радение о благополучии подданных. Но всё было зря. Золото востока, завоёванное Александром Македонским и доставшееся арабам, а потом в Пролог. Костёр итоге крестовых походов перешедшее к тамплиерам, завладело душой короля. Сейчас, ради того чтоб завладеть этим золотом, Филипп, сговорившись с поселившимся в Авиньоне Отцом Климентом V, готов был пойти на хоть какое Пролог. Костёр грех. Ради того, чтоб стать самым богатым монархом Европы, Филипп был готов казнить не только лишь тамплиеров, да и странствующего монаха Тимофея, позволившего для себя усовестить коронованную особу. Погибель не страшила Тимофея, но ему Пролог. Костёр было жаль, что он так и не довёл своё дело до конца. Пытаясь образумить и жадного короля, и злокозненность высокомерных тамплиеров, он оказался меж 2-ух огней и сейчас рассчитывался за это Пролог. Костёр.

Вспомнив о тамплиерах, Тимофей посмотрел на магистра де Моле, привязанного к примыкающему столбу. Магистр распрямился во весь собственный могучий рост. Он был стар, но в его увядшем теле ещё чувствовалась былая сила. Окинув Пролог. Костёр площадь высокомерным взором и не найдя собственного венценосного обидчика, магистр оборотился к Тимофею.

– Скоро мы предстанем перед своими небесными покровителями, – обидно увидел он. – Что оставляешь на земле ты, и Пролог. Костёр что оставляю я? Ты оставляешь несколько глуповатых книг, которые никто не будет читать, да пару бродяг, которые по твоему наущению будут бесплодно убеждать людей жертвовать собой ради других. А что оставляю я? После Пролог. Костёр меня остаётся золото, которое ещё многие века будет подчинять собственной власти народы Европы. За унижение братьев ордена, воздвигших собственный замок на развалинах храма Соломона, царский род Капетингов будет обречён мной на Пролог. Костёр увядание, и европейское лидерство перейдёт к британцам. В конце концов, после меня остаётся потаенная организация, которая подчинит собственной воле всю Европу. Не сожалеешь ли ты о том, что вкупе с нами сгоришь в жертвенном Пролог. Костёр огне только за то, что пробовал спасти монарха от власти духа жадности?

Тимофей ответил не сходу. Он никогда не сожалел о том, что происходило с ним в жизни. В памяти появилась большая пещера Пролог. Костёр, из которой было видно, как катит свои волны нахмуренное Чёрное море. Тогда, в собственной прошлой жизни, блик которой повсевременно жил в его сознании, Тимофей участвовал в мистериях Скифианоса, и Пролог. Костёр ему была открыта его будущая миссия. Следуя этому назначению, в собственной сегодняшней жизни он много лет провёл в Палестине и сделал всё, чтоб примирить сарацинов и крестоносцев, инспирируемых тамплиерами. Если б это удалось, Европа Пролог. Костёр могла бы развиваться умиротворенно, на базе не только лишь западной, да и восточной мудрости. Тёмные силы свирепо покарали его за эту отчаянную попытку. Было надо находить другие пути к равновесию сил, претендующих Пролог. Костёр на мировое господство.

– Дорогой магистр, – начал Тимофей, – поверьте, я нисколечко не завидую вашей власти, так как власть золота всегда оборачивалась для обычных людей слезами и кровью. Что все-таки касается проклятия Пролог. Костёр, которое вы собираетесь произнести, то меня беспокоит не зло, порождённое вашими словами, – зло безизбежно в этом мире, – а тот груз, который ляжет на вашу душу. В конце концов, ваша потаенная организация Пролог. Костёр очень скоро растеряет те частицы мудрости, которые вам удалось привить ей, и станет обыкновенной бандой, одержимой рвением к мировому господству. Нельзя служить двум господам. Душа, связавшая себя с вещественным сокровищем, обратится в останки Пролог. Костёр вкупе с этим сокровищем. Что все-таки касается меня, то я буду жить в сердцах людей, а это, поверьте, много больше, чем бросить собственный образ отчеканенным на золотой монете.

Взгляд магистра вспыхнул Пролог. Костёр бессильным гневом, а глаза Тимофея скользнули по массе. В массе зевак монах увидел собственного ученика Анри. Под монашеской рясой юноша очевидно скрывал орудие. Рядом с ним показывалось ещё несколько знакомых лиц. Глаза Пролог. Костёр Тимофея повстречались с очами Анри, и стало ясно, что его ученик готов пойти на любые жертвы, только бы высвободить учителя. "Он так ничего и не сообразил", – сокрушённо пошевелил мозгами Тимофей. Монах Пролог. Костёр негативно покачал головой, отказываясь от помощи, и внимательно поглядел в глаза юного человека. "Живы должны жить", – звучало немым укором безгласное наставление, – "Сила духа не в мирской силе, а в терпении и твёрдости Пролог. Костёр". Благословляя собственного ученика на продолжение страдальческой миссии, Тимофей понимал, какой нелёгкий путь предстоит юному человеку. Но просто только скатываться вниз. Тот, кто выбрал путь восхождения к верхушкам духа, должен быть готов к трудностям Пролог. Костёр.

Как будто, прочитав мысли учителя, Анри потупил собственный взгляд. Палач поднёс факел к хворосту, и влажное дерево начало медлительно разгораться. Едкие клубы дыма покрыли старцев. И здесь де Моле разразился проклятиями. Он Пролог. Костёр проклинал род Филиппа Прекрасного, призывал небеса покарать Папу Климента V, обещал возвратиться и поквитаться со своими обидчиками. Тимофей с ухмылкой слушал эти слова. Магистр был потрясающим актёром. Жар всё нарастал, и Пролог. Костёр в предсмертный час Тимофей увидел, чем обернутся произнесённые проклятия. Он увидел, как старая реликвия, священный Палладиум ускользнёт из рук Папы и отправится в заснеженные леса на северо-восток Европы, как посланцы Папы попробуют возвратить Пролог. Костёр реликвию, но им это не получится. Потом потаенная организация, оставленная тамплиерами, свергнет царскую власть во Франции, и небольшой лысый человек отправится на Восток в поисках утраченного Палладиума. Он обнаруживает Палладиум Пролог. Костёр и захотит устроиться на службу к восточному владыке, обладающему эмблемой мировой власти, но могучий владык отдалёкой заснеженной страны откажет юному французу. Тогда и небольшой человек, обуреваемый манией величия, затаит обиду. Он продаст душу Люциферу и Пролог. Костёр станет царем. У его ног возрастут горы сокровищ, но этого ему будет не много. Его целью будет желанный Палладиум. С большущим войском подступит он к стенкам восточной столицы, и, одержав победу Пролог. Костёр на неизвестном ему поле, обуяет городом. Но проклятие тамплиеров обратится против собственного же наследника. Палладиум не дастся в руки французского правителя. Покидая завоёванную столицу, правитель попробует подорвать храм, скрывший от него древнейшую реликвию Пролог. Костёр, но фитили будут погашены и храм уцелеет. Изнывая от холода и голода, знаменитая французская армия, покрывшая себя боевой славой на европейских полях схватки, растворится в северных снегах. Стойкие вояки будут проклинать Пролог. Костёр судьбу, забросившую их в прохладный, Богом позабытый край, а фермеры отдалёкой северной страны будут неодобрительно качать головами и хмурить свои заиндевевшие брови.

Всё это пронеслось в голове Тимофея, когда пламя уже лизало Пролог. Костёр его ноги. Пора было прощаться с Землёй, которая в течение стольких лет давала ему кров и питание. Грудь заполнилась угарным газом, и душа отлетела к небесам. Ворачиваясь в обитель вечности Пролог. Костёр, Тимофей благословлял людей, живущих на Земле.




propedevticheskij-kurs-istorii-v-nachalnoj-shkole.html
propedevtika-vnutrennih-boleznej-v-voprosah-i-otvetah-uchebno-metodicheskoe-posobie-stranica-3.html
properties-of-m-e-t-a-l-s-a-n-d-their-uses.html